Предыдущая   На главную   Содержание
 
БДК Митрофан Москаленко (пр. 1174), Северный флот
 

Аморфный мичман окинул меня и трех попутчиков отсутствующим взором и повел по морозным улицам Североморска. Впереди ждала пугающая неизвестность, и я засыпал мичмана вопросами о корабле, на котором предстояло служить еще полтора года. Название корабля - "Митрофан Москаленко" ничего мне не дало, а на остальные вопросы мичман отвечал немногословно.
Когда мы зашли на территорию эскадры, перед нами, грозным строем выстроились военные корабли. Суровые и красивые, гордо вытянулись они вдоль причалов, словно нехотя повинуясь удерживающим швартовам.
- Большой корабль? - спросил я мичмана. Еще в учебной части я наслушался леденящих кровь историй о страшном беспределе, происходящем на крейсерах и авианосцах военно-морского флота. И чем больше корабль, тем страшнее истории о нем.
- Большой, - кивнул мичман.
Сердце ушло в пятки, трепыхнулось несколько раз, и перестало подавать признаки жизни. Я обреченно вздохнул и стал готовиться к страшной участи.
- Как этот? - спросил один из нас, когда мы поравнялись с эсминцем 'Отчаянный'.
- Больше! - пренебрежительно хмыкнул мичман.
- Как этот? - спросил другой, указав на самый большой корабль в эскадре 'Петр Великий'.
- Больше, - утвердил мичман.
Больше, чем 'Петр Великий' был только авианесущий крейсер 'Адмирал Кузнецов', но он стоял в Мурманске.
- Так ведь все остальные меньше, - недоумевал я, внимательно окинув взглядом иссеченную огнями прожекторов эскадру.
- Да вот он, - махнул рукой провожатый.
Мы посмотрели в ту сторону и подавленно притихли. Из клубов морозного тумана и черноты полярной ночи надвигалась озаренная огнями громадина. Очертания монстра военной техники можно было только угадывать. С каждым шагом корабль вырастал в размерах. Он действительно был больше всего, до этого виденного.
Мы поднялись на борт и зашли внутрь корабля. Внутри царила суматоха: все звенело, шипело и стучало. Вокруг носились матросы и пронзительно звенели звонки. После звонков кто-то неразборчиво хрипел в репродуктор. Мичман поставил нас у рубки дежурного и пропал. И тут меня окликнули по имени. Пока я удивленно озирался, меня сгребли в охапку и стали душить. Душивший оказался моим одноклассником, а суматоха оказалась малой приборкой (что же на большой тогда творится?).
Тут меня окликнули еще раз, на этот раз по фамилии. К нам подошел второстат1. Это был Куга - кочегарский комод2. Он окинул меня оценивающим взором, сдвинул шапку на затылок и повел с собой. Колян втиснул мне пачку сигарет, пообещал навестить и растворился в путанице коридоров. Куга отобрал мой вещмешок и закрыл его в какой-то каморке, со словами: 'А то украдут'. После этого мы оказались в кубрике3.
В кубрике было относительно тихо. Под лампой дневного света, у зеркала сидел здоровенный матрос в полосатой майке. Классический вид старослужащего-беспредельнщика: стриженный, с наколками на толстых, волосатых руках и широкой мордой.
- Зови меня Водолаз, - важно представился носитель майки, - Ты в учебке на кого учился?
- На моториста.
- Ну:- расстроился толстяк, - я думал он к нам:
Тут откуда-то снизу раздался стук. Водолаз слез с баночки4, отодвинул ее и открыл оказавшийся под ней лючок. Из лючка проворно вылез матрос с ведром воды и быстро ускакал из кубрика. Я осторожно заглянул в лючок: там далеко внизу поблескивала лампочка, отражаясь в мутной воде. Видимо вид у меня был столь удивленный, что Водолаз и второстат весело рассмеялись.
- Пойдем, корабль покажу, - сказал Водолаз и, не дожидаясь ответа, пошел к выходу. Я поспешил за ним. По трапам толстый Водолаз взлетал, как птица. Уже после второго трапа я запыхался и потерял его из вида.
- Ничего, научишься, - сказал Водолаз внезапно выныривая из бокового прохода, - вот мой годок еще быстрее мог, мне за ним никогда не успеть.
Через несколько трапов и поворотов мы попали в темное и гулкое помещение. Недалеко от входа виднелись перила.
- Это доковая камера - с гордостью сказал Водолаз, подходя к перилам.
Я подошел за ним, и у меня перехватило дыхание. Передо мной открылось фантастически огромное помещение. Мы находились на балконе, примерно на пятиметровой высоте, а под нами, освещенный двумя прожекторами, стоял маленький десантный катер посреди огромного зала. На секунду мне показалось, что я нахожусь на гигантском космическом корабле - только в кино я видел подобные масштабы.
- У нас еще и танковый трюм есть, и вертолетный ангар - сказал Водолаз, довольный произведенным впечатлением.
После доковой камеры мы прибыли в столовую. В столовой никто не торопил и не посягал на мое масло. А после столовой никто из старослужащих не стал посягать на сигареты.
Когда мы вернулись в кубрик, Водолаз выкопал из недр своего рундука6 поддеву7 и протянул мне.
- Носи, пока своим не разживешься.
- А когда разживусь?
- Молодым отдашь - усмехнулся Водолаз и взгромоздился на свою качуху8.
Годки очень быстро перемещались по кораблю. Куга словно упал, а не вошел в кубрик и вручил мне боевой номер 9 . Не успел я его пришить к робишке10, как в кубрик упал еще один старослужащий.
- Ну что, Кот, принес? - спросил Водолаз.
- Принес, - ответил Кот.
Водолаз вскочил с банки и поднял страшную суету: 'Трюмные, бегом в котел!' - кричал он, размахивая руками. Один за другим мы повыскакивали из кубрика и понеслись по коридору. Я бежал самый первый, а Водолаз бежал последний, и при этом громко и свирепо подгонял всех криками.
Причиной всех криков оказался фотоаппарат. В котле мы сгрудились в кучу и матрос, тот самый, что выкачивал воду из таинственного лючка, сделал памятный снимок: 'Первый день в трюмных'.
Кроме нас на фото запечатлился лейтенант Чайковский. Он увидел, как пять человек, с криками, преследуют молодого и поспешил на помощь.
Но помощь мне не понадобилась ни в тот, ни во все последующие дни. А все страшные сказки о беспределе на больших кораблях так и остались сказками.

1 второстат - старшина второй статьи, воиснкое звание равнозначное младшему сержанту;
2 комод - это такая большая тумбочка с ящиками... то есть, это сокращенно "командир отделения";
3 кубрик - место обитания матросов; каждый вечер все матросы массово мигрируют по кубрикам;
4 баночка - тумбочка, скамеечка; в данном случае табуретка;
5 лючок - люк с герметичной крышкой;
6 рундук - сундук он и в африке сундук;
7 поддева - свитер, с обрезанными рукавами и вырезанным воротником (для конспирации);
8 качуха - всегда желанная и ласковая койка;
9 боевой номер - некоторая функция, привязывающая каждого матроса к определенному месту или агрегату;
10 робишка - повседневная одежда матроса, состоит из фланки и брюк;

Лента отзывов

Кузмич
Был я на сборах с 05,07,2004 по 23,07,2004 и ничего хорошего на этом корабле не увидел.На камбузе,правда, масло не забирают; приборки бывают каждый день(у кэпа крыша в пути) Но хаос царит на корабле. Командование ходит все пьяное и у матросов то рука сломана,то глаз подбит.Создалось впечатление,что на этом корабле собрали всех касячников,по типу "дизеля". Да и команда всего 40 человек
Как-то утром нас выстроили на носовой вертолетке. Старпом чего-то говорил, а слева посудина пришвартовалась и давай наши ракеты принимать. Боезапас тогда снимали - жуткое зрелище, словно шпагу переломали. На корабле сразу стало темнее и сырее, а потом и совсем покатилось. Грустно - жаль махину.


Дальний поход.
Седьмая флотская эскадра большей частью состоит из неходовых кораблей. Годами стоят серые громадины у причалов, повернувшись кормой к морю. Многие из них вполне боеспособны, но отсутствие денег на проведение плановых ремонтных работ приковывает корабли к берегу крепче стальных тросов. Такая же участь постигла и "Митрофан Москаленко". Турбины его исчерпали срок эксплуатации, и в ожидании манны небесной, стоял он у пирса, полностью укомплектованный боезапасом и личным составом.
Есть на Северном флоте одна загадочная традиция. Когда с моря дует ледяной ветер, а пасмурное небо скрывает вершины сопок, в эскадре начинается суета. Маленькие, юркие буксиры перетаскивают корабли на рейд и от причала к причалу. Возможно пасмурное небо наводит тоску на командующего флотом, и он целые день играет в военно-морской аналог тетриса.
И вот однажды, пасмурным и ветренным утром, на "Москаленко" сыграли боевую тревогу "к бою походу". Предстояло совершить дальний поход с четвертого на второй причал - почти, кругосветное плавание, длиной в полкилометра. Матросы разбежались по боевым постам, офицеры по командным пунктам и началась игра в боевой корабль. Старпом по привычке оседлал микрофон громкой связи, но кэп решил покомандовать сам и отобрал у него игрушку.
БДК - это большой гараж с маленькой осадкой. "Москаленко", с вертолетным ангаром, доковой камерой и танковым трюмом, являлся самым большим гаражом в мире. И парусность у него была соответствующая. С причала на причал перейти, да еще на буксире - дело не хитрое, часа четыре хватает от первого звонка тревоги до сигнала отбоя.
И вот "Москаленко", поскрипев покрышками причала, выбрался на открытую воду. Тут же его серую тушу подхватил ветер, и поволок к Мурманску, вместе с двумя упирающимися буксирами. Кэп и буксиры тщетно надрывались в попытках приблизиться к берегу. Посланый на помощь третий буксир не исправил ситуации, и "Москаленко", медленно и надменно дрейфовал по ветру, выбравшись на середину залива.
Кэп отдал приказ запускать турбины. Командир БЧ-5, помявшись, попросил письменное подтверждение. Кэп, помявшись согласился. Нехотя проснулась газо-турбинная установка и принялась пить соляру, как рассол с похмелья. Гребной вал удивленно заскрипел подшипниками, и винт проворно завертелся, содрагая корпус. Корабль двинулся к причалу.
На этом можно было бы и закончить рассказ, но в России не принято столь быстро и скучно решать проблемы. Трос третьего буксира прознительно лопнул, и весело свистнув в воздухе, намотался на гребной вал "Москаленко". Турбину поспешно остановили, и БДК продолжил свой путь к Мурманску. Североморск таял в туманной дали.
Но вот, словно сказочный герой, из тумана появился четвертый буксир - самый большой из североморских спастелей. Плавно снижая ход, подошел он к "Москаленко" и стал деловито таранить его в борт. От каждого удара БДК трясся, словно от щекотки, а буксир качался, едва не задевая воду радио-мачтой. Намяв "Москаленко" бока (даже вмятины остались) и развернув беглеца против ветра, буксир уперся в корму и потащил скитальца к скрывающемуся в тумане и дожде берегу. И всего через несколько часов продрогшая под снежным дождем, боц-команда, пришвартовала БДК к долгожданному второму причалу. Как раз к ужину.
Команда, в ожидании трапезы, осаждала столовую и обсуждала состоявшийся поход. Главной темой были значки "За дальний поход", которые бесспорно заслужил экипаж неходового корабля. Ужин, накрытый еще в обед, несколько остыл, а котлеты - редкие гости матросских блюд, и вовсе исчезли, при загадочных обстоятельствах. Очевидно, это был на редкость удачный день БДК "Митрофан Москаленко".
Байки о флоте
Эти истории "старики" рассказывают молодым матросам, и передаваясь от поколения к поколению они уже едва напоминают о реальных фактах, на которых основываются.
По воде, аки по суху
Эта история произошла в Североморске - главной базе Северного Флота.
В Североморске много военных кораблей и очень мало гражданских. Именно поэтому гражданский причал только один, а дальше, начиная со второго, военные причалы. Все же имеется здание морского вокзала, и находится оно метрах в 20 от берега напротив второго причала. Именно ко второму причалу обычно швартовался БДК "Митрофан Москаленко" (Большой десантный корабль). Особенностью десантных кораблей является способность выкидываться на берег для выгрузки десанта, и Москаленко, самый большой в мире десантный корабль, несмотря на огромные размеры, не был исключением - мог выползти на берег на половину длины 150метрового корпуса.
Однажды придя с очередных учении Москаленко направился к своему причалу, а на телеграфе (устройство такое - рычаг со стрелочками малый ход, тихий ход и т.д.) сидел помошник капитана по снабжению (пкс). Из-за сильного бокового ветра машины работали враздрай (левая - малый назад, правая - средний вперед). Москаленко, благодаря своей исключительной маневренности, всегда швартовался с шиком - быстро и четко, за считанные секунды. И в этот раз капитан не стал отходить от традиции : выждав момент, он подал команду "обе машины средний назад".
И тут пкс-а заглючило, пораздумав чуток, он подал на телeграф в левую машину "средний вперед". Команда была незамедлительно выполнена, и вот "Москаленко", чуть зацепив пузатым бортом причал, рванул к берегу. Капитан, хоть и выражался матами четко и ясно, однако не смог обьяснить ПКСу его ошибку - только напугал его еще больше, на что пкс тут же ответил, подав на телеграф команду : "обе машины самый полный".
Возле здания морского вокзала, среди прочих наблюдателей швартовки стоял начальник вокзала. Он как завороженный стоял, и смотрел на "Москаленко". Корабль вспенил воду за кормой, как пушинку откинул с пути причал и с разгону врезался в пирс. Пирс был деревянным, и брусья разлетелись в разные стороны не хуже чаек. Корабль упорно лез на берег, медленно и верно приближаясь к зданию морского вокзала. Корма выше ватерлинии ушла в воду, из порваного борта хлестала вода и соляра, а "Москаленко" все не останавливался.
Даже когда все наблюдатели стали разбегаться и Москаленко, поломавший пирс и вылезающий на берег был уже совсем близко начальник вокзала не двинулся с места.
Огромная махина БДК остановилась буквально в пяти метрах от здания вокзала, и начальник, бледный как снег, спросил стоящего на полубаке боцмана : " куда же вы...?"
"За пивом!" - не растерялся боцман.
Эпилог
Дело происходило в воскресенье, командования в штабе не было, и капитан "Москаленко" срочно стал востанавливать пирс. Собрав шестьдесят дембелей с экипажа, пообещал им кичу, встречу с дьяволом и ржавый якорь в задницу или дембель на две недели раньше, если они успеют до утра отремонтировать пирс. Пкс отправился за досками, плотниками и сварщиками - он был силен в доставании чего бы то ни было.
Всю ночь сварщики заваривали огромную дыру в борту, а дембеля строили пирс почти заново. И когда в 8 утра приехал командующий флотом, на пирсе был видно только пара свежих досок, а борт корабля уже был выкрашен и подсыхал. Даже вспаханный форштевнем асфальт был забетонирован.
Командующий внимательно осмотрелся, и даже растерялся: Мне сказали, что у вас тут дыра в борту с буксир ростом и от пирса только щепки остались, а у вас на борту царапина, да на пирсе только пара досок новых...
Выпили они чуток с кэпом и адмирал убрался восвояси.
На бочку!
Как то, возвращаясь с похода, "Москаленко" понадобилось швартоваться к бочке - огромный бочкообразный буй на середине залива. В то время "Москаленко" был флагманом, и на борту его находился зам.ком. эскадры и ком.бригады. Капитан был в отпуске и старпом был за старшего.
Когда до бочки оставалось совсем немного и матрос доложил дистанцию "30 кабельтовых" старпом приказал ПКСу: "обе машины стоп", замком приказал: "малый вперед", комбриг приказал: "средний враздрай". ПКС только глазами захлопал в ответ. Пока командиры пререкались, корабль прошел прямо по бочке, с гулким грохотом она прошла под днищем, перепугав кочегаров. Развернувшись корабль вновь направился к бочке, но и в этот раз командиры не смогли договориться и вновь бочка прогрохотала по днищу. Когда корабль в третий раз прошел по бочке, на связь вышел командующий флотом, наблюдавший прибытие эскадры с берега, и положил конец этому спору при помощи микрофона, приказов и чьей то матери.


Лента отзывов

Перовский Эдвард Олегович, e-mail: eperovsky@spb.ltg.ru
Я прослужил на БДК "Митрофан Москаленко" с момента формирования экипажа (1989 г.)до декабря 1997 г. командиром Электромеханической боевой части (БЧ-5). Возмущен написанным бредом. Даже мое врожденное чувство юмора не спасает. Первый эпизод с наездом на причал произошел в апреле 1994 г., даю пояснения:
1. Десантные корабли не имеют привычки "выкидываться" на берег, как киты, а тем более "выползать", как крокодилы на половину длины своего корпуса (75 метров),а только способны подойти к берегу сколько позволяет осадка носом. Для её уменьшения производится балластировка: принимается вода в кормовые балластные цистерны. Затем для высадки десанта выдвигается аппарель.
2. Повреждение борта корабля произошло год спустя, в мае1995 года, при швартовке к 4 (четвертому) причалу . Уважаемый Автор, изучите типовое устройство корабля. Топливные цистерны на кораблях расположены в днищевых отсеках и никак из "Порваного борта" хлестать "соляра", а тем более непонятно откуда взявшаяся вода, не может. Не надо пугать читателя и смешить моряков.
3. БДК "ММ", самый НЕМАНЕВРЕННЫЙ корабль с очень большой парусностью и каждая швартовка требует от всего экипажа большое напряжение, внимание и длится с учетом прохождения узкости до 6 часов. К сожалению, командир швартовался только второй раз и не мог правильно учесть инерцию корабля. Корабль подошел к 2 причалу левым бортом и почти встал на место, машины работали:левая - "Товсь назад", правая "Товсь вперед". ПКС кап. 3 ранга Абрамов , стоя у машинного телеграфа в ходовой рубке, решил подвернуть нос корабля к причалу и самостоятельно задал машинным телеграфом правой машине "Вперед Средний". К сожалению, пока я в нарушенни всех правил, пытался по связи с машинным отделением отменить приказания Машинного телеграфа, правая машина набрала около 100 оборотов гребного вала. Корабль носовой частью (бульбой)ударся в первый понтон плавпричала и на 8-10 метров вышел на берег снеся металлические сваи и разрушив полотно причала.
4. Командир корабля вызвал добровольцев из числа увольняемых в запас моряков и пообещал после восстановления причала на следующий день их уволить в запас не взирая на сроки увольнения каждого, что и выполнил. Никаких угроз в их адрес не было. Набралось около 30 человек.За ночь мы восстановили полотно причала, восстановить сваи мы не смогли , но причал стоит до сих пор. Никакого поврежденного асфальта, который пришлось "бетоноровать" не было. Бетонировали спустя неделю плавпричал, который стал тонуть от повреждений.
5. Утром приезжал команир дивизии. Посмотрел удивился и уехал. Командира лишилили допуска к управлению кораблем. Пришлось ему сдавать зачеты заново.

Вторая история просто ВЫДУМАНА. С няатяжкой за уши здесь можно притащить случай произошедший в декабре 1992 года при выходе корабля из порта г. Лиепая ночью, в сложнейших погодных условиях без буксиров, когда для предупреждения навала на причал пришлось пройтись по 2 швартовым бочкам.

Кто хочет что-либо написать правдиво и с юмором написать про БДК "М.Москаленко", обращайтесь ко мне, капитану 2 ранга запаса Перовскому Эдварду Олеговичу, мой e-mail: eperovsky@spb.ltg.ru. Тел. (812)940-87-11.

Автор
Большое спасибо за подробный коментарий. Меня и самого всегда интересовало, сколько правды в этих историях.



 
Tatet Utairway регистрация сайта в каталогах Каталог ссылок сайтов обмен ссылками добавить ссылку сайт баннер Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Запрос:
Уточнение:
Зона поиска: